вторник, 27 марта 2012 г.

Много ли в церкви невымерших ортодоксов?..



В последнее время чувствую себя очень ортодоксальным и консервативным верующим. Думал, может начинаю стареть, хотя в 36 лет наверное рано. Никогда не считал себя (и со стороны говорили также) традиционно-ультраконсервативным (во, как дал!) христианином с точки зрения богослужебной практики и веры. Даже в каких-то вещах был новатором. И вот смотря на то, что стало чаще и чаще происходить вокруг меня в христианстве, натолкнуло меня на следующие размышления.

Прежде всего задаюсь вопросом: Кто я в современной картине христианского мира? Нужно ли мне быть в потоке общей тенденции движения христианства, смешиваясь с политикой и другими течениями? Может мне стоит стать постмилленаристом? В свое время баптисты напрягали лютеран и англикан в том, что те на захотели «продвигаться» в евангельском учении. Пятидесятники «шагнули» дальше и шире баптистов, но в свою очередь «тормознулись» и не пошли за «харизматами». И вот сегодня я думаю, а может я тоже «торможу» от дальнейшего «движения». Невольно приходится ставить все эти понятия в кавычки, потому что остается вопрос: «Куда и к чему мы движемся?».

Конечно, подобные вещи возникали всегда. Но сегодня меня настораживает порой не сам факт странных явлений и действий внутри евангельского учения, а реакция (или ее отсутствие) служителей. Но ведь Бог практически никогда не возлагал прямой ответственности за грех на церковь, но упрекал ее за неправильную реакцию на этот грех. Господь сказал церкви в Фиатире: "Но имею немного против тебя, потому что ты попускаешь жене Иезавели, называющей себя пророчицею, учить и вводить в заблуждение рабов Моих, любодействовать и есть идоложертвенное" (Откр 2:20) Павел находится в шоке от реакции церкви в Коринфе: "Есть верный слух, что у вас появилось блудодеяние, и притом такое блудодеяние, какого не слышно даже у язычников, что некто вместо жены имеет жену отца своего. И вы возгордились, вместо того, чтобы лучше плакать, дабы изъят был из среды вас сделавший такое дело." (1 Кор 5:1-2)
Грех внутри церкви уродует и опустошает веру многих. Но не меньший урон вере людей наносит неправильная реакция церкви на все это.
Так о чем я? Стоит в блоге написать небольшую притчу или нейтральную заметку, как множество комментариев появляется под ней.
Но как только коснёшься более серьезной темы, или всколыхнешь «политически» некорректную тему, - вокруг тишина. Что это? Желание сохранить свое лицо и руки в чистоте? Нежелание обострять отношения с «власть имеющими»?
Однажды, в начале 90-х, будучи молодым христианином, я поднялся на одном из лидерских служений и задал вопрос, который искренне волновал меня: «А где в Писании написано в Новом Завете что мы должны давать десятину?» Это не был вопрос-упрек. Я был верен в десятине, просто мне хотелось утвердиться в этом вопросе на основании Священного Писания. Никогда не забуду реакцию «Божьих помазанников» - меня заплевали святыми слюнями, в воздухе на перебой зазвучали фразы, типа «да всегда так было», «ты что за вопросы задаешь?», «ты что, против десятины?» и т.д. И среди всех этих вздохов и ахов не было ни одного человека, который встал и сказал: «Брат Сергей, ты задаешь очень хороший вопрос. Вот, что говорит Писание по этому поводу…» Именно тогда я попросил Бога, чтобы Он дал мне быть внимательным к вопросам людей и ставить Писание высшим авторитетом своей жизни и служения. Я не говорю, что являюсь исключительным знатоком Библии, но все же…

То же самое происходит сегодня. После моего заявления в отношении выступления епископа Ряховского С.В. на его встрече с Путиным В.В., в котором я очень тактично и аккуратно (как мне показалось) постарался сказать свое мнение, - это вызвало «абсолютно никакую реакцию» со стороны служителей – ТИШИНУ. Хотя ошибаюсь. Были те, кто «изгладили» меня из книги своих друзей, так как я «наехал» на помазанника Божьего. Видимо эти люди не знают, что такое «наехать на помазанника», или помазанники у нас пользуются такой депутатской неприкосновенностью, что с ними даже поговорить нельзя, не говоря уже о том, чтобы что-то подсказать, или, по крайней мере, задать волнующие вопросы. Конечно, возможно это всё происки «интернетчиков», которые не хотят распространять подобные вещи.)))

Так что же происходит сегодня?
Почему я, как пастор, должен ставить человека на замечание за то, что он незаконно сматывал счетчик, чтобы меньше платить за электричество, и не могу даже один на один поговорить со служителем, который неправильно расходует финансы?
Почему мы снимаем со служения лидера домашней группы, потому что она развелась со своим мужем, и оставляем в епископском служении епископа, который развелся с женой? Мало того, мы даже ничего не можем сказать, потому что это «не нашего ума дело» и не в «нашем братстве» происходит?
Почему мы на конференциях и соборах боремся за чистоту учения, а сами рукополагаем еретиков единственников в сан епископа? И вообще, каким образом служители, которые не исповедуют Троицу, а открыто порицают это учение, являются частью евангельской церкви?
Почему сегодня многие служители и целые союзы непоследовательны в своем учении относительно отношений церкви и политики (государства)?

Это список вопросов к сожалению можно продолжать.

Так кто я, если задаю эти вопросы? Бунтарь? Несведущий в Писании, а может, точнее сказать - в церковной политике человек? Отсталый и затормозившийся в развитии «особого откровения для нашего времени» служитель? Противник экуменизма и братской любви и общения? Или я обыкновенный христианин, который читает Евангелие и хочет жить согласно Его? Вот что-то мне подсказывает, что все таки последнее…